Истории

Дневник кота Плинтуса. Часть 3 (3.1)

Нассал под кресло. Жизнь стала заметно лучше.
Проснулся бодрый и голодный. Пришёл на кухню, стал требовать жрачки. Эта от радости кормила всем подряд. Жрал: китикет, вискас, сыр, ветчину, молоко, майонез, оливки, окорочок. В пузе образовалась приятная тяжесть. Шёл 10 шагов до стула в две навигации. Запрыгнуть на стул не смог. Уснул прямо на полу.
Чтоб я ещё раз спёр со стола это проклятое варенье! Вся морда в этом яблочном дерьме, шерсть слиплась Децелом, объяснять Этой, дуре набитой, что надо воду в ванной включить, задолбаюсь. Устроился на диване, провожу влажную уборку шкуры. Уррроды. Нет бы кальмаров в такой же здоровенной миске поставить.
Нассал под кресло. Хорошо!
Раздербанил трубку Того, который не Этот. Гадость какая-то. Будто мама не учила в детстве всякую дрянь в пасть не тащить. Нашёл трубочный табак. Оказалась отменная закуска. Обожрался.
Правда, идиоты какие-то: нет бы так жевать, пока вкусно, так они сначала всё изгадят, а потом буээ.
Играл в стадо бешеных бизонов, носился по дому со скоростью звука. На повороте зацепился когтем за трещину в паркете. Коготь сломал. Под корень. Больно – охуеть просто. Орал так, что у аппарата “Спирит” на Марсе воздушная подушка сдулась. Эта увидела боевые потери, схватила меня под мышку и понеслась на кухню. Лечить, ага. Достала какую-то склянку и капнула из неё мне на рану. Оказался йод. Ещё больнее. Взвыл страшно и Эту дуру за верхнюю лапу цапнул. Теперь она орёт, себе на лапу капает йодом, орёт ещё больше, капает йодом, опять орёт, опять капает. Имбецилка.

Дневник кота Плинтуса. Часть 3 (3.1)Чувствую себя инвалидом. Печатаю одной лапой. Требую моральной компенсации – креветок, кальмаров, маслин и тушку чухони сырокопчёной.
Пришёл Этот. Не пришлось даже изображать сироту: показал больную лапу, он сразу наложил мне жрачки. И капнул в миску вискаря.
Нализались с ним в две морды. Потом сидели на подоконнике и орали песни. Спорили. Сошлись на том, что чёрный “Джонни Вокер” – г***, а “Джеймесон” рулит.
Иногда Этот всё же ничего. Спали где попало.
Нассал под кресло. Хорошо!
Cмотрел вчера с Этими Кубок чемпионов по русской пирамиде. Видел, как бьет Сталев. Очень понравилось.
Пытался потренироваться на кухонном столе. Сахарницей загнал дурака в угол и уложил “штаны” солонкой и перечницей на штаны Этому. Этот скакал по кухне и кричал, что я совсем распустился, и что штаны теперь стирать придется.
Дебил, ни хрена не понимает в русском бильярде.
Просматривал Каталог небесных тел. Искал звезду имени Меня. Позор полный: ничего нет. Ни созвездия Капитана Плинтуса, Кота Второго Ранга, ни звезды им. Большого Чёрного Хозяина. Попалась какая-то заштатная звёздочка “Милый любимый котёнок”, но 19-я величина. Склонение 20,49828, восхождение 56,37911, почему-то в самой жопе созвездия Тельца. Брезгую.
Рассматривал Эту. Вот ведь ошибка природы. Когти плоские, тонкие, разноцветные, будто инфекцию какую подхватила – такими не то что боксёра с седьмого этажа, даже пуделя со второго не напугать. Вот мои – понятное дело, раз такими царапнешь – море крови. И заживать будет ещё недели три, потому как с содержанием мышьяка. Или вот шерсть. “Дура,” – говорю Этой, – “отрасти шерсть на лапах, мёрзнуть хоть не будешь! А на башке тебе шерсть не нужна – мозгов всё равно нет.” Нет же, выщипала все до одной волосинки даже на пузе, только на макушке оставила. Выглядит, как полное дерьмо, и вылизываться неудобно. И этот ужас вижу каждый день. Как до сих пор не поседел от такого кошмара – сам не знаю.

Дневник кота Плинтуса. Часть 3 (3.1)Нассал под кресло. Хорошо!
Эта сожрала какую-то дрянь и траванулась. В результате сегодня блевала навесом дальше, чем видела. Стоял рядом и мучительно понимал, что не готов соревноваться. Промурлыкал Этой: “Молодца, можешь же, когда захочешь”. А она – “Ой, котик, ты всегда понимаешь, когда мне плохо”. Хотел было её тут же дурой обозвать, но жрать сильно хотелось, к мискам побежал, а потом забыл.
Ничего, будет еще повод.
Почувствовал себя Этой. Идиотом, в смысле. Стибрил со стола кусок сыра. Думал, что-нибудь приличное положат, тильжес какой-нибудь посливочнее, а оказалась мерзотная плавленная бодяга. Это я потом понял, когда уже цапнул. Дерьмо похуже бубль-гума: ни тебе прожевать, ни тебе отплеваться. Минут пятнадцать челюстями водил, пока отлипло.
Зол на всех. Вечером отыграюсь.
Пришёл Этот. Гаркнул: “Жрать хочу!” и так кулачищем по столу треснул, что я сам чуть на кухню готовить не побежал. Эта больная – не больная, а к плите понеслась. Намайстрячила курочки.
Курицу жрали наперегонки с Этим. Этот – много, я – быстро.
Нассал под кресло. Хорошо!
Весь день боролся с гамадрилами.

Автор книги Экслер Алекс Борисович

Метки
Показать больше

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Back to top button
Close