Истории

Дневник кота Плинтуса. Часть 3 (3.3)

Смотрел кино про крыс.
Радовался и страдал одновременно. Радовался от того, что их всех в конце покоцали, но огорчился, что сам к этому лап не приложил. В скорби хотел было нассать в корридоре, но, проходя мимо кухни, передумал и нажрался как Кадавр, неудовлетворенный желудочно.
Все переживания как лапой сняло.
Нассал под кресло. Хорошо!
Наслушался вебберовских “Кошек”. Понял, что пою лучше всяких там бродвейских звездунов. Решил порадовать Этих своим блистательным вокалом. Сел в коридоре и громко запел Арию Давно Не Жравшего сКота. Хорошо выводил, звонко, но из комнаты выполз заспанный Этот и начал орать: “Заткнись, сволочь, три часа ночи, от твоего ора блевать хочется!”
Обиделся. Залез в ванну и там обречённо запел лирическую балладу о страданиях юного Плинтуса, строго по Гёте. Через какие-то полчаса соседи сверху стали долбить по трубам и орать, что под моё пение им спать невмоготу.

Дневник кота Плинтуса. Часть 3 (3.3)Уроды, чуждые высокого искусства. Ущербные твари. Стыдно.
Отрабатывал новые приёмы психической атаки на психической Этой. Предварительно нажрался до отвала, а потом демонстративно валялся посреди кухни и старательно смотрел мимо мисок. До Этой примерно через час двадцать дошло, что со мной что-то не так. Начала нервничать. Побелела, как глина у Зощенко. Встала на четыре лапы и умоляла: “Ну котик, ну миленький, ну покушай, пожалуйста, а то похудеешь!” На сметану, оливки, пудинги, колбасу, китикет и проч. не вёлся. Водил носом, томно поджимал лапы и сокрушённо вздыхал. Для пущего эффекта возмущённо поколотил хвостом по полу. Когда Эта начала сопли разводить и реветь белугой, подошёл к мискам с таким видом, будто делаю ей самое огромное одолжение во Вселенной.
Сожрал всё. Горд собой.
Космическим кораблём бороздил просторы советского балета. Во время очередного преодоления пространства и времени в коридоре неудачно вписался в полку с обувью. Перевернул на себя гуталин. Чёрный, конечно, в масть, но вылизывать с себя это дерьмо – сплошное расстройство.

Узрел в себе Хорошее. Перепугался вусмерть.
Нассал в лоток. Отлегло.
Эта принесла девятую миску. Ни хухры себе.
А две старых выкинула. Баланс: 7 мисок.
Сцука.
Нассал под кресло. Хорошо!
Давеча нализался арманьяку. Зажигал, как Наполеон в Москве. Мощным натиском сокрушил фужеры на столе, взял приступом книжную полку, наголову разбил врага в лице колонки от музцентра. Был сильно бит при Ватерлоо веником по жопе. Гордо удалился под ванну им. Св. Елены. Пишу историю героических завоеваний, присматриваю издателя.
Залез в амурный чат. Искал амурскую бабцу. Мурла было полно, породистой – ни одной. Разочарован. Пойду пожру.

Дневник кота Плинтуса. Часть 3 (3.3)Играл с Этой во взятие Бастилии. Она пыталась взять мою Бастилию и заныкать её на антресоли, отбивал всеми лапами и клыками. Эта какая-то бодренькая, сцука, раз шесть атаковала. Но всё равно 6-0 в мою пользу.
Кресло-кресло, я не твой. Отпусти меня, кресло. Piss.
Всю ночь вслух, громко и отчетливо – так, чтобы до Этих дошло – размышлял, чего хочу ко Дню Рождения.
Решил – хочу всё. И пожрать.
Решил, что юбилей надо праздновать с размахом. На что размахнуться – не решил.
Эта зачем-то достала чемодан и бросила его в комнате. Оборудовал себе в чемодане ДОТ. Играл во взятие Курска. Жестоко бил немецко-фашистскую гадину. Немецко-фашистская гадина сначала орала благим матом и хваталась за щиколотки, а потом надела миллион носков. Хрен прокусишь. Ненавижу сцуку.
Нассал под кресло. Хорошо!
День большой охоты. С утра увёл у Этой добычу – кусок говядины размером с целую корову. Жрал смачно и продолжительно. Нагружался до тех пор, пока пузом не продавил в полу яму. Сожрать всё не смог, осталось на обед.
Доволен.
НТВ сабражаит.
Опять показывали правильных бабцов. Говорят, родню моей любимой Амурской.
Орал на ящик и на Этих. Эти сочувственно разводили верхними лапами и ныкались по углам с виноватым видом.
Негодую.
Эта приперла новокупленную шапочку и сразу кинулась показывать Этому. Этот побледнел и заперся в комнате. Я сразу ломанулся в лоток.
Конечно, такое пугало, что ни одна ворона ни-ни. И еще детям своим скажет, чтобы ни в коем случае.
Пришёл честно пожрать. Смотрю – одна миска стоит пустая. Совсем пустая. Озверел. Взревел так, что Минотавр подох во второй раз – теперь уже от зависти. Построил Этих вдоль стенки и минут 20 читал им лекцию на тему “Частота кормления Плинтуса в домашних условиях”. Добился установки трёх дополнительных мисок из личного запаса Этих. Со жрачкой, конечно.
Эти сцуки специально стараются перед Днем Рождения мне всё испортить.

Дневник кота Плинтуса. Часть 3 (3.3)Нассал под кресло. Хорошо!
С утра Эти делали вид, что забыли про мой День Рождения. Уже почти закончил разработку плана Страшной и Неизбежной Мести, как Этот, Эта, Тот, который не Этот, и какая-то Мелкая Приблудная построились в хоровод и начали орать: “Как на Плинины именины мы креветок принесли! С Днём Рождения, скотина ненужная!” Гладили, целовали куда придётся, сцуки, но кило положенных креветок вручили.
Звонил Такой, как Эти, но Правильный. Поздравлял грамотно. Обещал массандровского. Сабражаит.
Длинный Тощий и Такая-Растакая молчат, подонки. Когда придут, пинцет их нижним лапам.
А ещё кальмары, оливки, кукуруза и массандровское.
Эти сабражают. Иногда.
Эти завели невидимую свинью. Непротоколированная тварь гадит на кухне. Прихожу – а вокруг моих семи мисок какие-то огрызки накиданы, весь пол изгваздан, коврик под мисками куда-то сдвинут. Поймаю свинью – порву нах.
Празднично нассал под кресло. Очень, очень хорошо!
В Париже сегодня дождь не пойдёт.
Голодающие племена Африки останутся без запасов пресной воды.
К вечеру Байкал можно будет перейти вброд.
Амазонку – стереть с карты.
Сушняк.
Лучше б вчера покончил жизнь самообжорством.
Эти, похоже, завели специальную Мелкую Приблудную для вскармливания меня, пока они где-то там шляются. Вот это я понимаю – подарок на именины. Чуть было не зауважал, но вовремя опомнился.
Порвал Мелкой Приблудной нижние лапы. Верхние жалко: она ими жрачку наваливает.
Нассал под кресло. Хорошо!
С утра увлёкся эллинистикой. Построил точную копию храма Зевса Олимпийского в Афинах, рядом возвёл святилище Деметры как в Элевсине, по собственным чертежам восстановил Фаросский маяк. Добавил моря, чтоб грандиознее. Прискакала Мелкая Приблудная и давай вопить: “Ой, котик, что я Этой скажу? Ты тут весь туалет загадил!”
Блять. Похоже, все некотовские бабцы такие же тупые и сопливые, как Эта.
Нунах.
И эллинистику тоже.
Устроил променад по балкону. Обнаружил кашпо со всякими греческими рисунками. Этот клятый эллинизм меня преследует. В ярости спихнул глиняное дерьмо с балкона вниз. Попутно вычислил, что ускорение равно 9.8. Ну, на глазок.
Сел следить за мировым равновесием. Увлечён.
Hассал под кресло. Хорошо!

Автор книги Экслер Алекс Борисович

Метки
Показать больше

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите также
Close

Back to top button
Close